МЕНЮ
МЕНЮ
Зимин Иван ФёдоровичЗимин Иван Фёдорович

«Только бы никогда больше не было войны…»

Иван Фёдорович Зимин, один из ветеранов войны и завода «ТЯЖМАШ», встретил Великую Отечественную, когда ему было всего двенадцать лет. В то время он проживал с матерью на улице Дзержинского в небольшом доме, где находились восемнадцать эвакуированных семей. «Весь наш двор площадью тридцать на двадцать метров поделили на равные участки, — вспоминал Иван Фёдорович. — На каждого пришлось всего по два ква­драта. Разделяли грядки буквально несколько сантиметров. Но никто ни разу не своровал и семечка с чужого участка».

Этот человек с ясным и добрым взглядом всегда кротко и невозмутимо рассказывал о трагических событиях войны, которая застала его в совсем юном возрасте. Особенно маленькому Ване запомнилась осень 1941-го: тогда учительница выпросила у начальства разрешение на вывоз детей, собрала весь класс и направила на склад № 22 поселка Сердовино. Там мальчишкам пришлось выполнять работу подрывников-разрядчиков боеприпасов.

«Нам нужно было отделить снаряд от гильзы, чтобы извлечь порох, находящийся в патроне, — рассказывал ветеран. — Суть работы — стоять возле конвейера и подхватывать нужные детали. После того как один из мальцов оставил в механизме несколько пальцев руки, нас от этого дела отстранили».

Сегодня, в наше сытое время, сложно представить, как может быть дорога каждая хлебная крошка и любая одежда. Но для Ивана Фёдоровича это были живые воспоминания:

«Летом бегали в луга, по колено в воде, ради нескольких диких луковиц и щавеля. Ели и представляли, что это колбаса. Только молодость нас и спасала...»

На Сызранский локомобильный завод Иван Зимин пришел в 1949 году. В цехе № 1 он три месяца занимался производством морских мин. Потом его ждала учеба и армия. Вернувшись на «ТЯЖМАШ» в 1959-м, Иван Фёдорович продолжил работу в цехе № 4. Больше чем за тридцать лет трудового стажа наш герой сменил не одну должность и подразделение и сроднился с заводом, а с 1991 года вышел на заслуженный отдых.

Сейчас Ивана Фёдоровича уже нет в живых, но до последнего дня он со спокойствием настоящего мудреца вспоминал о пережитом, лишь с оговоркой: «Только бы никогда больше не было войны...»

Назад